Skip to content

Учет хеджирования: ПСБУ vs МСФО

by admin on April 18th, 2016

В “Бухгалтерии” № 11/16 опубликована статья “Хеджирование- экзотика суровых будней”, где рассматривается пример хеджирования роста курса инвалюты, необходимой для покупки актива.
В статье в частности рассматривается вопрос несоответствия требований МСБУ 39 и ПСБУ 13.

Параграф 98 МСБУ 39 позволяет использовать два способа переклассификации капитальных курсовых разниц, аккумулированных по операциям хеджирования:
-списание на доходы в периоде отражения экономической выгоды от актива,
-списание в уменьшение балансовой стоимости купленного актива (базисная корректировка).

С ПСБУ-регламентом все иначе:
“Что касается нашего ПСБУ 13, то ситуация выглядит гораздо более запутанной. Авторы этого стандарта очень старались транслировать украинским бухгалтерам мысли, заложенные в МСБУ 39, но получилось это у них, прямо скажем, не очень удачно. Например в ключевом п. 39 ПСБУ 13 авторы перепутали инструменты хеджирования с объектами хеджирования, и предписали относить на капитал стоимостные изменения не от инструмента хеджирования (как этого требует параграф 95 МСБУ 39), а от объекта хеджирования:
«У разі визнання активу або зобов’язання внаслідок хеджування твердого контракту або прогнозованої операції сума зміни балансової вартості відповідного об’єкта хеджування грошових потоків, що згідно з пунктом 38 Положення (стандарту) 13 відображена у складі власного капіталу (в частині переоцінки фінансових інструментів), приєднується до первісної вартості визнаних фінансових активів або фінансових зобов’язань з одночасним зменшенням власного капіталу (в частині переоцінки фінансових інструментів)”.
Применительно к нашей ситуации такая норма представляется лишенной всякого смысла. Ведь у объекта хеджирования (прогнозируемой операции) нет никакой балансовой стоимости вообще. Поэтому в процессе хеджирования отсутствуют и изменения такой стоимости. А значит относить на капитал нечего.
Кроме того, в этой нореме предпочтение явно отдано методу базисных корректировок. О втором методе переклассификации, позволенном параграфом 98 МСБУ 39, речь в ПСБУ 13 вообще не идет.
Обращает на себя внимание и тот факт, что в п.39 ПСБУ 13 в качестве объекта применения метода базисных корректировок почему-то упомянуты лишь финансовые активы. А в нашем примере предметом прогнозируемой операции является нефинансовый актив. И как быть с капитальными курсовыми разницами в таком случае совершенно не ясно.
В общем, норма п.39 ПСБУ 13 выглядит, мягко говоря, крайне спорной.
Трудно сказать, понимали ли содержание учета операций хеджирования те, кто сочинял норму п.39 ПСБУ 39. Из-за странностей изложения, практическая ее ценность, на наш взгляд, находится где-то около нулевой отметки. Это значит, что предприятия, составляющие отчет по национальным стандартам, лишены возможности полноценного применения спецправил учета операций хеджирования. Пока специалисты Минфина не исправят соответствующие положения ПСБУ 13, вряд ли стоит экспериментировать с их применением на практике: риски слишком высоки”.

From → Дайджест

No comments yet

Leave a Reply

Note: XHTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to this comment feed via RSS